Мы ученики К. Черни?

Приветствую вас, друзья, коллеги и гости сайта!

Сегодня мне захотелось с вами поделиться любопытной информацией, на которую уже давно, так сказать, «наткнулась», и связана она с именем  всеми известного композитора, пианиста и педагога Карла Черни.

Дело в том, что ещё обучаясь в высшем учебном заведении мне попалась в руки книга Г. Гермера «Как должно играть на фортепиано»   — это факсимильное воспроизведение (то есть это точное воспроизведение рукописи или издания) под редакцией Сергея Михайловича Мальцева (пианиста, доктора искусствоведения, профессора Санкт-Петербургской консерватории, Заслуж. деятеля искусств Российской Федерации).

Это потрясающе интересная со всех точек зрения книга! И с исторической, и с методической, и с педагогической. Мне, как человеку в принципе любящему историю, исторические находки, и интересующемуся вопросами, как люди жили раньше, как учились, как  занимались и т.д., мне доставило огромную радость знакомство с таким изданием. Скажу честно, читать было немного трудно, ведь издание факсимильное. Т.е. оно переведено  с немецкого, но переводчиком конца XIX века. Соответственно и буковки в книге старинные!

И книга-то тогда мне досталась только на некоторое время (это малотиражная книга, и нам учащимся давали на неё только «поглазеть»), поэтому я её быстро себе отксерокопировала. Копия, конечно, не очень качественная (да и в то время аппараты были не такие современные как сейчас).  Отсканированный мною вариант этой работы, выложен на моём сайте и исключительно для ознакомления. Я как-то пыталась найти её в магазинах, интернет-магазинах, нашлась она только в магазине «Oзон», но в наличие её не было. Может сейчас она появилась, не знаю…

Ну так я отвлеклась немного.

Так вот, в этой книге я нашла интересную схему, которую, как я поняла, составил С. М. Мальцев, т.к. она предложена во вступительной статье к книге.

(Если схему плохо видно, нажмите на картинку, она откроется в новом окне)

Посмотрите, сколько знаменитых и выдающихся людей являются носителями педагогических и методических принципов К. Черни! Или как ещё точнее написал С.Мальцев: «мы все выросли из Черни и все несём в себе его пианистический ген» (с. 7). И это только начало схемы, которую можно продолжать до сих пор! Это своего рода «генеалогическое» древо всех современных пианистов.  И хочется верить, что и до нас, далёких от столицы нашей родины, педагогов дошла частичка того «пианистического гена»!))

Привожу, связанную со схемой выше, цитату из книги:

Центральной фигурой в области методики фортепианного обучения, конечно же, был Карл Черни — этот воспитатель гения фортепианно Ф. Листа и «всеобщий» учитель фортепианной техники. Его Большая фортепианная школа и свыше 800 опусов этюдов, мимо которых не проходит сегодня ни один обучающийся фортепианной игре, до сих пор остаются непревзойдённым вкладом в развитие виртуозности.

«Никак нельзя сегодня недооценивать Черни», — говорил к столетию со дня рождения К.Черни И.Брамс. Десятилетия спустя ему вторили многие выдающиеся музыканты 20 века. Повторим это вслед за ними и мы.

Возможно не всем ясно, в какой степени русская фортепианная школа выросла из школы Черни и наследует его живую традицию. На схеме <…> отображены важнейшие фигуры русской фортепианной школы, а стрелками указаны отношения «учитель — ученик» (стрелками пунктиром — влияние):

Как явствует из схемы, ближе всего к Черни находится школа А. Есиповой — Ф. Лешетицкого; А. Гольденвейзера и Л. Николаева отделяет от Черни всего два посредника по двум линиям у каждого; Г. Нейгауза — три посредника по единственной линии.

Конечно, никакая схема не может отобразить всего богатства реальных связей в нашем пианизме. Не попавших в схему С. Рахманинова отделяют от Черни два посредника: А. Зилоти Ф. Лист; А. Скрябина — тоже два: В. Сафонов Ф. Лешетицкий; их — и А. Зилоти — детский учитель Н. Зверев хотя и не был прямым учеником В. Сафонова и Н. Рубинштейна, но испытал их большое пианистическое влияние.

Н. Метнер получил от своих учителей живую черниевскую традицию сразу по трём линиям (в схеме отражены только две): через В. Сафонова Ф. Лешетицкого; через А. Пабста — А. Доора; и через В. Сапельникова <- С. Ментер Листа. М. Юдину отделяет от Черни А. Есипова <- Ф. Лешетицкий — по одной линии и Л, Николаев — В. Сафонов — Ф. Лешетицкий — по другой; В. Софроницкого — те же трое по одной линии и А. Лебедева-Гецевич Н. Рубинштейн <- Т. Куллак— по другой.

К. Игумнова, как видно из схемы, отделяет от Черни два посредника по каждой из трёх линий; добавим к этому, что он учился ещё и у Н. Зверева. Н. Голубовскую отделяет от Черни три посредника по двум линиям: С. Ляпунов <- П. Пабст — А. Доор; и тот же С. Лянунов К. Клипдворт Лист; Ел.Ф. Гнесину — соответственно: П. Шлёцер Т. Куллак; П. Шлёцер Ф. Лист; В. Сафонов Ф. Лешетицкий.

Напомню к тому же, что в Петербургской консерватории с момента её основания работал Ф. Лешетицкий, а в Московской консерватории — А. Доор и К. Клиндворт, имевшие множество студентов, и т.д. и т.д. Как явствует из изложенного, к Черни восходят, за небольшим исключением, все важнейшие фигуры русского пианизма.

Недостающие Звенья схемы, относящиеся уже к советской эпохе — школы А. Есиповой (О. Калантарова, С. Прокофьев, А. Вирсаладзе, А. Боровский, Н. Позняковская и др.), Г. Нейгауза (С. Рихтер, Э. Гилельс, Я. Зак, С. Нейгауз, Е. Малинин, В. Горностаева, Л. Наумов, В. Ашкенази и др.), К. Игумнова (Я. Флиер, Л. Оборин, М. Гринберг, А. Иохелис, Б. Давидович и др.), Л. Николаева (Д. Шостокович, П. Серебряков, И. Перельман, В. Разумовская, С. Савшинский, Г. Бузе и др.), А. Гольденвейзера (С. Фейнберг, Г. Гинзбург, И. Браудо, Д. Башкиров, Т. Николаева, Л. Берман и др.) и их последователей образованный читатель легко достроит мысленно сам (и, я уверен, найдёт в ней место и своим учителям).

Остаётся добавить, что живая традиция школы Черни проникала не только в систему профессионального музыкального образования, но и в обучение любителей. Прямой ученик Черни Т. Дёлер с 1845 года несколько лег жил и работал в Москве и, конечно же, кого-то учил.

Симптоматично воспоминание поэта О. Мандельштама о своём детстве: «Мне ставили руку по системе Лешетицкого». Короче: все мы выросли из Черни и все несём в себе его пианистический ген.

Ещё книга интересна тем, что в конце книги прилагаются упражнения с примерами из фортепианной литературы. Вот содержание книги:

Если вам также как и мне интересна методика игры на фортепиано, либо вы изучаете педагогические принципы европейских фортепианных школ, то рекомендую вам почитать данный труд! Ознакомиться с книгой можно по этой ссылке: Г. Гермер «Как должно играть на фортепиано».

Надеюсь вам была интересна моя кратенькая заметка. Оставляйте ваши отзывы о статье или о книге, мне будет приятно знать, что ещё кто-то благодаря моей заметке заинтересовался книгой Генриха Гермера.

Всем желаю творческих успехов!

Анастасия Алексеева

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 необходимо принять правила конфиденциальности