Савшинский С. Пианист и его работа (2002)

Савшинский С. Пианист и его работа 

Савшинский С. Пианист и его работа

ОТ АВТОРА

В последние десятилетия наблюдается возрастающее стремление осмыслить и критически проверить многовековой опыт пианизма. И все же нельзя еще считать выясненным, что в этом опыте истинно, а что — привычное заблуждение.

При современном состоянии науки о пианизме преждевременно было бы ставить себе задачей отыскать неведомые и чудодейственные методы игры на фортепиано и обучения пианиста. Никак не претендуя на окончательное решение задач, я делаю еще одну попытку исследования явлений.

Предлагаемая читателю книга — лишь часть написанного труда, в котором анализируются суть и отчасти методы работы пианиста над его природными данными, над освоением музыкальных произведений, а также режим и гигиена занятий.

Здесь же речь идет о важнейших предпосылках — о психических и физических свойствах человеческой природы, необходимых для того, чтобы стать пианистом.

Равным образом рассматриваются свойства инструмента — послушного слуги, со своей стороны ставящего пианисту ряд условий творчества. Разбираются также некоторые свойства фактуры фортепианных произведений, сложившейся под влиянием потребности человека выразить свой беспредельно богатый идейно-эмоциональный мир, но ограниченной возможностями рук пианиста и свойствами инструмента. Уделено внимание и артистизму — способности воздействия на слушателей.

Мою книгу прочтут разные читатели. Вижу я склоненного над нею юного пианиста или пианистку, наивно ожидающих чудесной подсказки, волшебного «ключика», который откроет ларчик с секретами высших достижений. Такой читатель готов всему верить на слово.

Представляется мне и другой читатель — бывалый педагог. Многое он перепробовал на своем веку; что-то нашел, во что-то верит, в чем-то сомневается, чего-то ищет. Он отнесется к моим высказываниям критически. Тем лучше для дела.

Обсуждаемые в книге вопросы и их постановка в значительной части не специфично пианистические. Они важны для музыканта-исполнителя любой специальности и могут быть любопытны для каждого, интересующегося трудом музыканта-исполнителя.

Следует предупредить, что моя книга — не методика фортепианной игры.

В ней нет рецептов, дающих возможность без труда овладеть тем, на что гениальные пианисты отдают все жизненные силы. Я не обещаю откровений, которые служили бы панацеей от всех бед и избавили бы от не имеющей конца борьбы за идеал. Книга не может научить играть, но она учит пристально всматриваться в практику, вникать в суть задач, учит думать. Здесь она — советчик и даже учитель. Читая мысли других, мы сами учимся думать!

В книге встретится немало цитат, заимствованных из высказываний музыкантов, мыслителей, художников, ученых. Я руководился не только желанием воспользоваться удачными характеристиками, точными формулировками, значение которых усиливается признанной компетентностью их авторов. Для меня важно было подчеркнуть, что различные виды искусства и науки имеют общий источник: все они — отражение жизни.

Я не претендую на оригинальность высказываний. Но все же, казалось бы, уже известное может для многих читателей быть новым, и часто оно необходимо для логичности изложения трактуемой темы. Возможно, что некоторые страницы книги могут показаться затруднительными. Это относится к рассмотрению тем, в которые привлечены данные физиологии и психологии. Но непонятное при первом чтении будет понято при повторном. В кругозор пианиста — мыслящего музыканта, должно войти все, что может способствовать прогрессу пианизма. Знание закономерностей пианистической техники заметно возросло в наше время. Возросли и технические возможности. Если нельзя сказать, что кто-либо из современных пианистов превзошел в техническом отношении Листа, то можно утверждать, что технические трудности, преодолимые раньше лишь немногими виртуозами, сегодня доступны рядовому студенту консерватории. При этом лишь немногие работают над техникой столько, сколько работали в былые времена, хотя сложность и трудность задач возросла непомерно, по сравнению с тем, что стояло, скажем, перед Клементи.

А Клементи, как известно, строго соблюдал восьмичасовую норму ежедневных занятий и требовал того же от своих учеников. Сравнение прошлого с настоящим говорит, что при определенных условиях время и труд пианиста могут быть сэкономлены, а эффективность работы повышена.

В науке идет процесс смыкания областей, недавно казавшихся далекими друг другу. Несомненно, плодотворным будет и контакт искусства с наукой. Многое из того, что постигается художником интуитивно и доступно лишь избранным счастливцам, станет вопросом техники воплощения. Зная ее закономерности, каждый сможет овладеть ею, разумеется, в той или иной степени.

В заключение вступительного слова хочу выразить благодарность всем вдохновлявшим меня на работу и помогавшим ее оформить.

Должен вспомнить своих коллег. Наблюдение за их работой и их критические замечания о моей работе не проходили для меня бесследно. В первую же очередь благодарю своих непосредственных учителей — незабвенного Леонида Владимировича Николаева и многочисленных учеников, которых я не только учил, но на опыте которых я учился.

Читать далее

Рекомендуем:

Нейгауз Г.Г. Об искусстве фортепианной игры. Записки педагога (1987)

А. Б. Гольденвейзер. Статьи, материалы, воспоминания (1969)

Фейнберг С.Е. Пианизм как искусство (1969)

Книги по методике, педагогике, а также анализу фортепианных сочинений

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 необходимо принять правила конфиденциальности