Интервью с пианистом Реджинальдом Геригом

Интервью с пианистом
Реджинальдом Геригом

Беседу с пианистом вела Карола Гринди (1914-2009). С 1968 по 1990 гг.  — К. Гринди была профессором фортепиано в Школе музыки и театра Гилдхолл. Она являлась основательницей Европейской ассоциации преподавателей фортепиано. Ею в 1980 году основан журнал «Фортепиано» (Piano Journal), в котором она публиковала свои беседы с выдающимися пианистами и педагогами.

Ваша книга «Техника знаменитых пианистов» — несомненно, самая полная антология, охватывающая несколько веков развития школ фортепианной техники. Ставшая настольной книгой для пианистов и педагогов, эта крупная работа, вероятно, потребовала многих лет затворничества в библиотеках разных стран. Читателям журнала было бы интересно узнать: как вы справились с такой неподъемной задачей?

Гериг Р. "Техника знаменитых пианистов"
нажмите на картинку: ссылка приведёт на страницу магазина, где продаётся эта книга (сайт магазина на английском языке)

Естественно, сейчас мне кажется, что к написанию этой книги я готовился всю жизнь. Я жил в моем родном городе Форт-Уэйн (штат Индиана) и в течение незабываемых пяти лет до поступления в колледж учился у Эдит Фостер, близкой подруги и ученицы Иосифа Левина. Упорно добиваясь совершенства во всем, она передавала своим студентам очень естественный левинский подход к фортепианной технике и музицированию, поэтому нет ничего удивительного в том, что многие ее ученики получали призы и золотые медали на региональных конкурсах, будучи еще школьниками.

Дальнейшее обучение в Уитонском колледже* и в Джульярд-ской школе расширило мой музыкальный кругозор и дало дипломы об образовании. Моими учителями в Джульярде были Саша Городницкий и Иосиф Раев (тоже ученики Левина), а также Карл Фридберг — один из «последних романтиков», в юности выступавший перед Брамсом и Кларой Шуман. Удачей было то, что я приобретал технику наиболее естественным путем, занимаясь с очень разными педагогами, последователями разных школ.

* Wheaton College — находится в городе Уитон, штат Иллинойс (с 1860)

Книгами о фортепианной игре я начал интересоваться рано. Когда я был подростком, Иосиф Левин оставил автограф на моем экземпляре его книги «Основы фортепианной игры»; она до сих пор остается одной из жемчужин профессиональной литературы.

Еще одно яркое воспоминание связано с тем, как я копался на полках книжного магазинчика издательства «Ширмер» в старом здании Джульярдской школы. В 1946 году мое внимание привлекли монументальные тома Отто Ортмана, но тогда я еще недопонимал их значения. Купив книгу «Физические основания фортепианного туше», я упустил гораздо более важный труд: «Физиология фортепианной техники».

Опыт, который я приобрел, преподавая в Уитонском и Найакском колледжах*, а также в Консерватории имени Истман**, подготовил меня к такому обстоятельному исследованию, как «Техника знаменитых пианистов». Большую часть материала я собрал и обработал за пять лет в середине 1960-х годов — во многом благодаря грантам Ассоциации выпускников Уитонского колледжа. В 1984 году Ассоциация наградила меня званием «Выпускник года» за выдающиеся заслуги перед Alma Mater.

Работу я начинал, будучи уверен в том, что такая книга совершенно необходима. Добросовестным пианистам и педагогам нужен труд, который обобщил бы сокровища педагогической мысли, накопленные веками и используемые так редко, а то и вовсе неизвестные.

Еще одним стимулом стало наблюдение за работой моих коллег; особенно это касалось одной дамы, практиковавшей некую одностороннюю разновидность «весовой игры» Брайтхаупта***и считавшей свой метод откровением, причем если вы не верили ей или не следовали ее подходу, то не заслуживали права называться учителем фортепиано! История могла бы убедить ее в том, что патента на «абсолютную технику» нет ни у кого.

* Nyack College — находится в городе Найак, штат Нью-Йорк (с 1882).
** Eastman School of Music — находится в городе Рочестер, штат Нью-Йорк (с 1921).
*** Рудольф Мария Брайтхаулт (1873-1945) — немецкий пианист и педагог, учитель Артура Рубинштейна; автор популярной методики (1905). В советской методической литературе была принята транслитерация Брейт-гаупт, ныне устаревшая.

Вспоминается «Метод методов» Франсуа Фетиса — собрание наиболее заметных фортепианных школ, известных к 1832 году. В предисловии Фетис пишет, что у каждого метода есть свои сильные стороны, хоть каждый автор и утверждает, что только его подход «единственно верный». Нам придется дождаться результатов работы Отто Ортмана, который в поисках истины рассматривает и анализирует движения пианистов во время игры: он экспериментирует с самодельным, но очень чувствительным прибором, изготовленным в Консерватории имени Пибоди*. Повлияло ли изучение теоретиков и первопроходцев фортепианной техники, таких как Депп, Брайт-хаупт и позднее Шульц, на ваше собственное преподавание?

* The Peabody Institute of the John Hopkins University (Институт имени Джорджа Пибоди при Университете имени Джона Хопкинса) — находится в городе Балтимор, штат Мэриленд (с 1857).

Несомненно. Я стараюсь передать моим ученикам хотя бы некоторые открытия этих великих мыслителей. Научным исследованиям Ортмана и Шульца в моей книге отведено много места, поскольку то, что они говорят, очень важно и обобщает все сделанное до них. Достижения Деппа, Брайтхаупта, Тобиаса Маттея (это крупнейшая величина в музыкальном мире!) обобщаются в работах Ортмана, которые заложили фундамент моего собственного преподавания. В основание моей книги положен тот факт, что качественной и солидной может быть только наиболее естественная техника, которую характеризуют индивидуальные особенности и легкость исполнения, а также разумное приспособление к требованиям и ограничениям инструмента (в том числе клавесина и органа). Важнее всего то, что такая техника отвечает законам природы, которые обусловливают игру на фортепиано: это законы физиологии, физики и акустики.

Великие пианисты и теоретики фортепианной игры прошлого и настоящего доказывают естественность техники своей игрой и своим преподаванием. Ортман ясно и точно описал действие этих законов на фортепианную технику, а также экспериментально подтвердил результаты следования им и последствия их нарушения. Его главной заботой была всесторонняя проблема мышечной координации — чередование напряжения и расслабления в различных ситуациях. Многочисленные примеры хорошей и нарушенной координации проходят в «Физиологическом устройстве» красной нитью. Дальнейшее изучение мышечных зажатий основывается на этих примерах и на материалах, откуда они были взяты. Дальнейшую пищу для размышлений дает книга Шульца «Загадка рук пианиста», в которой анализируется мышечная координация при исполнении быстрых пассажей. Работая со студентами, я считаю необходимым давать им конкретные практические рекомендации, не ограничиваясь общим указанием «освободить» руки: ведь они должны понимать, как и, тем более, когда это нужно делать. Я считаю, что книги о фортепианной игре, написанные этими большими мыслителями, обязан читать каждый студент.

Работая над своей книгой, вы много раз встречались и с Ортманом, и с Шульцем. Что они думают о вашем изложении их трудов?

Встречаться с ними я начал в 1964 году, когда собирал материалы для своей книги. Тщательно изучив их проницательные рассуждения, я убедился в важности их идей, и это подтвердили многие именитые музыковеды. Так, доктор Уильям Ньюман (Университет Северной Каролины, город Чапел-Хилл) утверждает: «Исследования американских ученых Отто Ортмана и Арнольда Шульца вывели понимание таких смежных областей, как акустика и анатомия, на уровень, достаточный для появления научно обоснованных заключений». Кроме того, Ортман и Шульц — единственные американские теоретики фортепианной техники, упомянутые в библиографии к статье «Фортепианная игра» первого издания Гарвардской музыкальной энциклопедии.

Piano Journal, № 16, 1985
Перевод И. Блинова

Источник: Гринди К. Беседы с выдающимися пианистами и педагогами. Книга 1. 

Алисия де Ларочча

Ашкенази В. Д.

Джон Огдон / Интервью

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!