Гринберг М. И.

Гринберг Мария Израилевна

hqdefaultГринберг Мария Израилевна (06.09.1908 г. — 14.07. 1978 г.). Засл. арт. РСФСР (1961)

«Я люблю в ее исполнительском творчестве неизмен­но присущую ей ясность мысли, настоящее проникнове­ние в смысл музыки, непогрешимый вкус… затем гар­моничность музыкальных образов, хорошее чувство фор­мы, красивый обаятельный звук, звук не как самоцель, а как главное средство выражения, законченную техни­ку, однако без тени «виртуозничания». Отмечу также в ее игре серьезность, благородную собранность мыслей и чувств…»

С этими, вполне субъективными оценками Г. Г. Нейгауза, наверняка согласятся многие любители музыки, знакомые с искусством Марии Гринберг.

В этой, мож­но сказать, всеохватной характеристике хочется выде­лить слово «гармоничность». Действительно, артистиче­ски! Облик Марии Гринберг покоряет своей цельностью и в то же время многогранностью. Как отмечают иссле­дователи творчества пианистки, это последнее обстоя­тельство во многом объясняется воздействием тех педа­гогов, у которых занималась Гринберг в стенах Москов­ской консерватории. Приехав из Одессы (там ее учите­лем до 1925 года был Д. С. Айзберг), она поступила в класс Ф. М. Блуменфельда; позже ее руководителем стал К. Н. Игумнов, по классу которого в 1933 году Гринберг и окончила консерваторию. В 1933—1935 го­дах она прошла у Игумнова курс аспирантуры (школу высшего мастерства, как это называлось в ту пору). И если от Ф. М. Блуменфельда молодая артистка «поза­имствовала» эстрадность в лучшем смысле слова, мас­штабный подход к решению интерпретаторских проблем, то от К. Н. Игумнова Гринберг унаследовала сти­листическую чуткость, мастерство владения звуком,

Важным этапом в артистическом становлении пиани­стки явился Второй Всесоюзный конкурс музыкантов-ис­полнителей (1935): Гринберг завоевала вторую премию. Конкурс положил начало ее широкой концертной дея­тельности. Однако восхождение пианистки на «музы­кальный Олимп» было отнюдь не легким. По справед­ливому замечанию Я. Мильштейна, «есть исполнители, которые далеко не сразу получают верную и исчерпы­вающую оценку… Они растут постепенно, испытывая не только радость побед, но и горечь поражений. Но зато они растут органично, неуклонно и достигают с годами самых высоких вершин искусства. К таким исполните­лям принадлежит и Мария Гринберг».

Как у всякого большого музыканта, ее репертуар, обогащающийся из года в год, очень широк, и доволь­но трудно говорить в ограничительном смысле о репер­туарных склонностях пианистки. На разных этапах художественного развития её привлекали разные пласты музыки. И все-таки… Еще в середине 30-х годов А. Альшванг подчеркивал, что идеалом для Гринберг является классическое искусство. Вечные ее спутники — Бах, Скарлатти, Моцарт, Бетховен. Недаром в сезоне, когда отмечалось 60-летие пианистки, она провела кон­цертный цикл, в который вошли все фортепианные со­наты Бетховена. Рецензируя уже первые концерты цикла, К. X. Аджемов писал: «Трактовка Гринберг пол­ностью вне академизма. Исполнение в каждый данный момент отмечено неповторимым своеобразием индиви­дуальности пианистки, при этом малейшие оттенки бетховенской нотной записи точно раскрыты в передаче. Знакомый текст силой вдохновения артистки получает новую жизнь. Покоряет захваченность музицированием, правдивый, искренний тон, непреклонная воля и самое главное, яркая образность».

Конечно, за долгие концертные годы Гринберг неод­нократно играла музыку романтиков — Шуберта, Шумана, Листа, Шопена и других. Но именно на этой поч­ве произошли, по меткому наблюдению одного из критиков, качественные изменения в художественном почерке артистки. В рецензии Д. Рабиновича (1961) читаем: «Сегодня уже не скажешь, что интеллектуализм, составляющий постоянное свойство таланта М. Грин­берг, все же порой берет у нее верх над душевной не­посредственностью. Несколько лет тому назад ее игра чаще восхищала, чем трогала. В исполнении М. Грин­берг ощущался «холодок», становившийся особенно за­метным, когда пианистка обращалась к Шопену, Брам­су, Рахманинову. Сейчас она полностью раскрывает се­бя не только в классической музыке, издавна приносив­шей ей самые внушительные творческие победы, но и в музыке романтической направленности».

Нередко включает Гринберг в свои программы сочи­нения, мало знакомые широкой аудитории и почти не встречающиеся на концертных афишах. Так, в одном из ее московских выступлений звучали произведения Теле­мана, Грауна, Солера, Сейксаса и других композиторов XVIII века. Можно, назвать также полузабытые пьесы Визе, Лядова и Глазунова, Второй концерт Чайковско­го, одним из ревностных пропагандистов которого стала в наши дни Мария Гринберг.

Искреннего друга имеет в ее лице и советская музы­ка. В качестве одного из примеров ее внимания к со­временному музыкальному творчеству может служить целая программа из сонат советских авторов, подготов­ленная к 30-летию Октября: Вторая С. Прокофьева, Третья Д. Кабалевского, Четвертая В. Белого, Третья М. Вайнберга.. В числе первых она исполняла многие сочинения Д. Шостаковича, Б. Шехтера, А. Локшина.

В ансамблевых вечерах ее партнерами были вокали­сты Н. Дорлиак, Щ. Доливо, С. Яковеико, ее дочь — пиа­нистка Н. Забавникова. Добавим к этому, что перу Гринберг принадлежат многочисленные обработки и переложения для двух фортепиано. Педагогическую рабо­ту пианистка начала в 1959 году в Институте имени Гнесиных, а в 1970-м она получила звание профессора.

Л ит.: Мильштейн Я. Мария Гринберг. М., 1958; Рабинович Д. Портреты пианистов. М„ 1962; Аджемов К. Мария Гринберг. «СМ», 1956, № 6.

Данная статья взята из книги "Современные пианисты", часть 1. Составители Григорьев Л. Г., Платек Я. М. Издательство "Советский композитор", 1977 год.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 необходимо принять правила конфиденциальности