Мартинсен К.А. Индивидуальная фортепианная техника (1966)

Мартинсен К.А. Индивидуальная фортепианная техника

Мартинсен  К.А.  Индивидуальная фортепианная техника (1966)

1. «Комплекс вундеркинда» как образец

Фортепианная педагогика привыкла рассматривать вундеркинда как исключительное явление. Полагали, что такие необыкновенные дарования, развивавшиеся только в особо благоприятных внешних условиях, могут не приниматься в расчет общей фортепианное! педагогикой: ей, мол, приходится иметь дело с «середняком» и равняться на него.

Однако исследование каждого отдельного случая все вновь п вновь приводит к заключению, что вундеркинду присущ комплекс психофизических функций, который должен рассматриваться как образец при всяком инструментальном обучении. Назовем этот образец «комплексом вундеркинда».

Здесь требуется оговорка. Не всякий ребенок, выступающий публично в коротких штанишках или детском платьице, является настоящим вундеркиндом. Наряду с органическим ростом нередко встречается и обезьянья дрессировка. У пас пойдет речь лишь о явлениях первого рода. Различие между темп и другими опытное ухо педагога слышит с иолпой отчетливостью уже но нескольким тактам. Жизнь — этот неподкупный судья — решает так же неумолнмо. При наступлении зрелости дрессировка по большей части обращается в ннчто — разве только необыкновенная душевная энергия [юного существа] не выведет его на совершенно новый путь. Подлинные же вундеркинды врастают органически, без всякой ломки, в тот тип мастерства, который соответствует их индивидуальности.

2. Вундеркинд В. А. Моцарт

Прежде чем дать точное определение понятия, покажем на примере, как органично складывается «комплекс вундеркинда» у подлинного вундеркинда. Пример вундеркинда В. А. Моцарта напрашивается сам собой. Психологическое исследование раннего развития многих музыкальных вундеркиндов, ставших впоследствии первоклассными мастерами, дает в принципе всегда ту же картину.

По счастливой случайности как раз о Моцарте, этом музыкальном вундеркинде высшего порядка, об изучении им как игры на рояле, так и игры па скрипке и органе, сохранились достоверные, с психологической стороны чрезвычайно много разъясняющие сведения. Ввиду их важности для настоящего исследования мы приведем их здесь дословно.

В некрологе Шлихтегролля со слов сестры Моцарта сообщается об изучении им фортепианной игры следующее:

«Дочь (сестра В. А. Моцарта) обнаружила настолько явный музыкальный талант, что отец рано начал обучать ее игре на фортепиано. На мальчика, едва достигшего трех лет, это произвело большое впечатление. Он тоже садился за фортепиано и мог подолгу заниматься подыскиванием терций, которые ударял вместе, проявляя радость по поводу своей находки. Он также запоминал особо яркие места из слышанных им музыкальных произведений. На четвертом году его жизни отец начал как бы играя учить с ним на фортепиано некоторые менуэты и другие пьесы; через короткое время мальчик научился исполнять их совершенно чисто и с точнейшим соблюдением метра. Вскоре у пего обнаружилась потребность собственного творчества; на пятом году он сочинял маленькие пьески, которые проигрывал отцу с тем, чтобы тот записывал их»’.

О том, как Моцарт учился играть на скрипке, мы знаем из отрывка известного письма, посланного после смерти Моцарта его сестре зальцбургским придворным трубачом Шахтнером:

«…За несколько дней до того, вскоре после вашего возвращения пз Вены, откуда Вольфганг привез маленькую скрипку, полученную им в подарок, пришел наш очень хороший скрипач и начинающий композитор, ныне покойный г-н Венцль. Он принес с собой 6 трио, написанных в отсутствие вашего батюшки, прося того поделиться своими впечатлениями о них.

Мы сыграли эти трио: батюшка исполнял на альте партию баса, Венцль — первую скрипку, а я должен был играть партию второй. Маленький Вольфганг попросил разрешить ему играть эту партию; отец сделал ему выговор за эту глупую просьбу, так как был уверен, что мальчик ровно ничего не в состоянии будет сделать, потому что не п о л у ч и л  е щ ё  н и  малейших указаний по част и игры на скрипке’. Вольфганг сказал: «Для того чтобы играть партию второй скрипки, право же, не нужно сперва учиться». Когда отец после этого настоял, чтобы он немедленно ушел и перестал нам мешать, Вольфганг начал горько плакать и засеменил прочь со своей маленькой скрипкой. Я стал просить, чтобы ему разрешили играть со мной; наконец, отец сказал: «Играй с г-ном Шахтнером, но так тихо, чтобы тебя по было слышно, иначе ты уйдешь». Так и сделали; Вольфганг играл со мною. К своему удивлению, я вскоре заметил, что становлюсь совершенно лишним, тихонько отложил мою скрипку в сторону и взглянул на вашего батюшку, у которого при этой сцене текли по щекам слезы восхищения и умиления. И таким путем он сыграл все 6 трио. Когда мы кончили, наше одобрение сделало Вольфганга настолько смелым, что он стал уверять, что может играть и первую скрипку. Шутки ради мы попробовали и чуть не умерли со смеху, когда он и эту партию сыграл, хотя сплошь неправильной и неподходящей аппликатурой, но все же нигде не застрял»2.

А о том, как семилетний Вольфганг справлялся с органом, очень ясно говорит письмо его отца, написанное в пути в июне 1763 года:

«Вот что у нас нового. Чтобы развлечься, мы подошли к органу и я объяснил Вольфгангу действие педали. Он сейчас же попробовал ее, отодвинул скамейку и стал прелюдировать, нажимая при этом подали так, как если бы ои долгие месяцы упражнялся в этом. Все пришли в изумление; это еще одна милость божья, которая дается другим лишь после большого труда».

3. Педагогика Леопольда Моцарта

Читать далее

Рекомендуем:

Книги по методике, педагогике, а также анализу фортепианных сочинений

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 необходимо принять правила конфиденциальности