Григорий Гинзбург. Статьи, воспоминания, материалы.

Григорий Гинзбург. Статьи, воспоминания, материалы.

Григорий Гинзбург. Статьи, воспоминания, материалы (1984)

Перед нами — Григорий Гинзбург, лауреат первого международного конкурса имени Шопена в Варшаве. Это один из самых популярных пианистов в Советском Союзе. Его знают и столицы, и далекие окраины, и север, и субтропики. Он неоднократно концертировал за границей. Г. Гинзбург воспринял у своего учителя долю его работоспособности в достижении художественных целей. Напряженную концертную работу и непрерывное усовершенствование свой виртуозности он совмещает с серьезной, углубленной педагогической деятельностью в Московской консерватории.

Нередко приходится слышать жалобы крупных артистов на то, что критика обходит почти полным молчанием их деятельность. Г. Гинзбург не имеет оснований для таких жалоб: о нем писали много, часто и хорошо. Лучший в нашем союзе теоретик пианизма и превосходный пианист Григорий Коган дал игре Гинзбурга удачную характеристику. «Умное мастерство», «ясность», «классицизм» и значительная доля академизма — вот основные оценки, повторяемые на разные лады и другими критиками.

В отношении частностей и деталей Г. Коган указывает на «совершенную связность», «феерическую легкость», «серебристую кантилену», преобладание тихих и средних по силе звучностей, на скупую педаль — вообще на отсутствие quasi-виртуоз-ной шумихи, «гениальничания», внешних эффектов. Прототипом игры Гинзбурга Коган справедливо считает мастерство знаменитого мирового пианиста, ныне покойного Леопольда Годовского, с его «умной техникой». Но эти черты выступают в игре Гинзбурга не как самодовлеющие ценности. Нигде и никогда в игре артиста не проявляются формалистические тенденции.

Пианизм Гинзбурга представляет законченный образец высокого, умного профессионализма. Все выработано до тончайших деталей, точно сверено, согласовано, соединено в нечто цельное: налицо, таким образом, и детальная аналитическая, и синтетическая работа. Вообще никаких небрежных «наигрываний», «громыханий», «романтического тумана» и прочих признаков пианистической «полугениальности» — игра Гинзбурга радует своей крепкой слаженностью. Она свидетельствует о планомерном труде и осмысленных творческих исканиях.

По своему содержанию пианистическое творчество Гинзбурга продиктовано требованиями широких аудиторий — новых советских людей. Его игра доходчива, понятна большому кругу слушателей. Гинзбургу удаются исполнения широко известных произведений — например, этюдов Паганини — Листа (в особенности «Кампанеллы»), некоторых песен Шуберта в обработке Листа — «Серенада», «Лесной царь», Шестой рапсодии Листа, рондо «alia turca» Моцарта. Все эти произведения приобретают в исполнении Гинзбурга свежесть, блеск и простоту.

Этот дар популяризации накладывает на всю концертную деятельность энергичного пианиста благородную печать широкого просветительства. Игра Гинзбурга свидетельствует о том, как изменяется в Советском Союзе, в условиях непрестанного роста массовой музыкальной культуры, академическое исполнение, выявляющее лучшие, отстоявшиеся традиции. В этом отношении Гинзбург является подлинным учеником А.Б. Гольденвейзера, деятельность которого характеризуется стремлением к музыкальному просвещению масс.

Сочетание высокой пианистической культуры, безукоризненного выполнения всех технических заданий и тонкого интеллектуализма с умением дать нужный широкий масштаб составляет самую привлекательную сторону творчества этого выдающегося художника.

Солидный, все время растущий репертуар Гинзбурга охватывает важнейшие эпохи, стили и жанры фортепианной литературы, начиная от крупных произведений Баха до утонченных миниатюр XVIII века, от монументальных сонат Бетховена до живописных созерцательных пьес Листа, от ноктюрнов Шопена до ослепительных фейерверков листовских фантазий, рапсодий и транскрипций.

В сущности говоря, все лучшие интерпретации Гинзбурга буквально подсказаны массовой советской аудиторией, навстречу которой всегда с такой охотой идет этот выдающийся художник. Некоторые лучшие достижения Гинзбурга уже запечатлены в граммофонной записи. На них нужно учиться эстетике пианистического мастерства и умению устранять все искусственное, надуманное, выявлять простое, подлинно эстетическое. Субъективно — популярность игры артиста обусловлена его сильным, здоровым темпераментом.

(Советская музыка, 1939, № 3)

 

Второе издание книги (2015 год):

ГРИГОРИЙ ГИНЗБУРГ. СТАТЬИ. ВОСПОМИНАНИЯ. МАТЕРИАЛЫ

В издательстве «Музыка» вышла книга «Григорий Гинзбург. Статьи. Воспоминания. Материалы». 16 декабря в Московской консерватории на кафедре специального фортепиано состоялась презентация нового издания.

Редактор-составитель книги — сын пианиста, известный музыковед и музыкальный критик, один из признанных авторитетов в области музыкального исполнительства Лев Григорьевич Гинзбург. Второе издание книги, вышедшей более тридцати лет назад, значительно расширено и дополнено. Новые архивные данные, воспоминания, которые невозможно было опубликовать в прежние времена открывают неизвестные стороны жизни выдающегося пианиста Появление книги связано с небывалым интересом, проявляющимся за последние десятилетия к творчеству недооцененного при жизни музыканта, благодаря распространению его многочисленных записей. Новое поколение услышано в них сочетание качеств, в которых так нуждается современная эпоха Как отмстил на презентации книги заведующий кафедрой специального фортепиано, ученик Григория Гинзбурга, профессор Сергей Доренский, путь пианизма Григория Гинзбурга — в его отношении к звуку, поразительном касании клавиш, невероятном звуковом обаянии. Во главе всего была глубина и продуманность концепции, теплота и искренность переживания».

Несколько разделов книги создают многогранный портрет Григория Романовича вместив факты биографии, воспоминания друзей и коллег, отклики в прессе, статьи и интервью самого пианиста и даже дискуссии на форумах в интернете. Применительно название первого раздала «Возвращение», представляющем статью Льва Гинзбурга, интереснейший очерк Леонида Максименкова, ессе супруги
пианиста Ревекки Шнеерсон-Гинзбург. Внимательный читатель найдет в книге множество фактов, оттенков и нюансов в веренице воспоминаний людей, знавших артиста Среди них такие имена, как И. Бэлза, Ю. Завадский, Л. Коган. Т. Николаева, Н. Сац, С. Фейнберг, Я. Флиер. P.  Щедрин, Л. Скавронский и многие другие.

Один из интереснейших разделов книги составляют статьи, заметки, тексты выступлений самого Григория Романовича В них можно найти воспоминания об А. Б. Гольденвейзере как педагоге и редакторе, суждения о виртуозности и артистизме, исполнителе и звукозаписи, концертных роялях и многом другом. В статье «Заметки о мастерстве» он говорит об исполнительской воле, важнейшей роли работы вне инструмента, мысленном проигрывании, пристальном самокритичном анализе. «Прогулка, ходьба — наилучшие условия для этой цели, -замечает пианист. — Прогуливаясь и размышляя исполнитель должен мысленно проигрывать произведение, обдумывать и закреплять границы, силы звучания, точно фиксировать темпы, их соотношения, мельчайшие ритмические отклонения и т.п.».

Ценность книги и в том. что она наглядно показывает творческую преемственность в развитии русской фортепианной школы, бережно передаваемые из поколения в поколение секреты пианистического мастерства. С шестилетнего возраста, после кончины отца, Григорий Гинзбург воспитывался в семье А. Б. Гольденвейзера. «Вся моя жизнь, вся моя психология формировались под влиянием Александра Борисовича», скажет позже музыкант. Тесная дружба и редкое взаимопонимание с учителем прошли через всю жизнь Гинзбурга (учитель и ученик и умерли с разницей в 10 дней). Творческие принципы Гольденвейзера (ученика Л. Зилоти и И. Пабста) Григорий Романович передал уже своим ученикам, среди которых такие имена как С. Л. Доренский, Л.Г. Скавронский. Г.Б. Аксельрод. Как заметил на презентации книги генеральный директор издательства «Музыка» Марк Зильберквит. сегодня мы можем проследить настоящую пианистическую династию: Григорий Гинзбург (продолживший традиций своего учителя Александра Гольденвейзера) — Сергей Доренский и его ученики Николай Луганский. Денис Мацуев, Екатерина Мечетина, Павел Нерсесян, Андрей Писарев..

Каждое следующее поколение этой школы, при всем различии индивидуальностей, отличают особые отношения с учениками. Вспоминая о своем учителе, С. Л. Доренский сказал, что он учил его жизни, учил культуре, учил — собственным примером — доверительным и уважительным отношениям со студентами. Тяга к просветительству всегда была отличительной чертой Г. Гинзбурга, который заботился о разнообразии программ, читал лекции, давал открытые уроки. Он досконально знал рояль, прекрасно разбирался и в конструкции фортепиано, бывшего для него живым существом, владел навыками настройщика Знаменитые рояльные фирмы «Стейнвей», «Петроф», «Эстония» обращались к нему за консультациями.

Книга ярко раскрывает чрезвычайно ответственное отношение пианиста к слушательской аудитории. «Он был всегда благодарен, когда его приглашали на концерты, перед любой аудиторией честен и отдавал свое искусство до конца Бывало, где-нибудь в глухой провинции концерт проходил перед самой неизбалованной публикой, а он даже усталый, играл на полную катушку. И на мои упреки, что нельзя себя так расходовать, отвечал, что иначе не умеет», — писала супруга артиста, Р. Шнеерсон-Гинзбург.

В 2016 году исполнится 55 лет со дня смерти Григория Гинзбурга, но временная дистанция обнаруживает лишь еще новую волну интереса к его творчеству. Выпущенная издательством «Музыка» книга — достойная дань памяти изумительного пианиста и педагога всесторонне раскрывает подлинный облик выдающегося отечественного пианиста XX столетия.

Выход из печати в канун нового года книги связан с еще одним юбилеем. В декабре 2015» года отмечает свое 85-летие сын пианиста Лев Григорьевич Гинзбург. Новое издание стало возможным благодаря его кропотливой работе с огромным количеством материалов — известных и неизвестных, и стала еще одним его важным вкладом в российское музыкознание.

Лейла БАЯХУНОВА

Журнал: «Музыкальный клондайк», 2016 г., № 1.

Ознакомиться с книгой можно здесь. 

Уважаемые правообладатели! Если предлагаемый нашим сайтом материал нарушает ваши авторские или смежные права, то сообщите нам, пожалуйста, и мы удалим материал с сайта!

Рекомендуем:

Гинзбург Г. Р. (о пианисте)

Пианисты (заметки)

Монсенжон Б. Рихтер. Диалоги. Дневники (2002)

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *