Шостакович Д. Д. Вторая соната для фортепиано

Шостакович Д. Д. Вторая соната для фортепиано (си минор, соч. 61, 1942)

«Первая фортепианная соната Шостаковича была на­писана в 1926 году. Исполнялась она мало и, не получив широкого распространения, надолго выпала из репер­туара пианистов. Казалось, и композитор покинул этот жанр навсегда, но через шестнадцать лет все же вернулся к нему как бы совершенно заново.

Как в содержании, так и в средствах выражения обеих сонат трудно найти что-либо общее. По характеру музыки Вторая соната всего более родственна не фор­тепианным пьесам Шостаковича, а его другим инстру­ментальным произведениям, близким ей по времени своего возникновения.

Созданная в самые трудные дни Великой Отечест­венной войны, Вторая соната в целом отличается чрез­вычайно суровым колоритом, огромным внутренним напряжением, особенно глубокой сосредоточенностью.

Посвящена она памяти Леонида Владимировича Николаева, скончавшегося в 194-2 году в Ташкенте (по классу Николаева в 1923 году Шостакович окончил фортепианный факультет Ленинградской консервато­рии; возможно, что смерть учителя-пианиста побудила его вновь обратиться к сочинению чисто фортепианной музыки). Наряду с созданными в те же годы Вторым квартетом, Фортепианным трио, Седьмой и Восьмой симфониями, Вторая соната Шостаковича явилась од­ним из выдающихся памятников трагической эпохи и по своему значению стала в один ряд с перечисленными произведениями.

В первой части Сонаты (Allegretto) легкий пластич­ный поток звуков неприметно вводит в круг основных образов. На фоне мерного аккомпанемента являются печальные напевы. Грустный характер их не безволен, а сочетается с порывом к свету, то скромным и нежным, то увлеченным и решительным, временами подымаясь до страстной патетики:

1-primer

Лирическому потоку противостоит второй из основ­ных образов части (тема побочной партии), воплощен­ный в чеканном ритме марша. Его бездушный, можно сказать, механический ход подчеркивается непрерывно ровным повторением однообразных аккордов. Непре­клонное движение временами умеряется ослаблением звучности, отчего, однако, создается впечатление лишь удаления, но отнюдь не исчезновения.

И все дальнейшее развитие первой части проходит под знаком непримиримости основных образов, под зна­ком уточнения каждого в отдельности, преимущественно же лирического. Оба элемента резко противостоят друг другу. Особенно ясно — в середине части, когда звучат одновременно, словно запечатленные в момент решительного единоборства, не давшего перевеса ни одному из них.

Возникает тонкое разнообразие чувств. На фоне мерного аккомпанемента печальная мелодия видоизме­няется, являются все новые грани душевного волнения. Но к концу лирические напевы сковываются и затем обрываются несколькими жесткими аккордами.

Вся вторая часть (Largo) выдержана в приглушен­ных тонах. Тихая звучность и медленный темп создают атмосферу углубленного самосозерцания, погружения в мир чувств и размышлений, до предела утонченных. В середине части возникает еле приметное учащение ритма. Рождается свободный диалог, который вскоре вновь уступает место первоначальному характеру дви­жения. Музыка томно истаивает в затухающей звучно­сти. Издалека мерцающие звуки создают интимнейший хрупкий образ.

Но чем изысканней, чем изолированней от всего внешнего кажется вторая часть Сонаты, тем сильнее воздействует финал, музыка которого выражает ужас и гнев.

Финал Сонаты (Moderato. Allegro поп troppo) пред­ставляет собой широко развернутое, поистине трагиче­ское полотно. Его образуют тема и 13 вариаций. В своем последовании они подчинены единой линии напряжен­ного сюжетного развития. Создается потрясающий своим драматизмом рассказ.

Чрезвычайно выразительная тема излагается в виде «обнаженной» (без аккомпанемента) мелодии. Близкая к характеру русских народных песен, но глубоко ори­гинальная, она основывается на мелодических оборотах, подчеркнуто острых. В результате образуется чрезвычайно четкая основа для варьирования:

2-primer

В первых двух вариациях мелодия не изменяется, но обогащается сопровождающими голосами. Придавая звучанию полноту, они усиливают ее смысл, создавая для нее трогательно-жалобный фон.

В некоторых из следующих вариаций движение ста­новится ритмически ровным и отрывистым. Неожи­данно появляется оттенок танцевальности, противоре­чащий болезненным мотивам темы. Разум словно помутняется, и возникает нечто инфернальное, подобие причудливой пляски, подбадриваемой ударами сухих аккордов. И тогда словно вырываются несдержанные возгласы возмущения и протеста. Чувство вскипает. На­пряжение усиливается. На фоне лихорадочно пульси­рующего ритма, как завороженная, звучит мелодия темы, то в особенно высоком, то в низком регистре, будто придвинутая к самой грани своего существова­ния …

Но именно в этот момент, таинственный и насторо­женный, наступает следующая (десятая) вариация, полная патетического возбуждения. Протест выражается в ней наиболее гневно и страстно, когда на гребне этого подъема в следующей (одиннадцатой) вариации ро­ждается музыка пленительно светлой мечты и блажен­ного покоя…

Однако значение ее нетвердо и неустойчиво. Сламливаются, никнут, затихают интонации, и краткий пе­реход приводит к заключительному движению.

Как бы по инерции, без сопротивления, окончательно и неуклонно звуковой поток устремляется в глубину мрачного регистра, к давящей звучности застывающих в недвижности минорных аккордов».

Автор: Должанский А.Н. «Камерно-инструментальные произведения Д. Шостаковича»


419bcW1ic8LШостакович Д. Д. Вторая соната для фортепиано (ноты)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

 необходимо принять правила конфиденциальности